Бирюзовые реки, или меньше слов - Ан-Ниса - Мусульманский женский портал

Бирюзовые реки, или меньше слов

Автор: Малика Умм Яхья

Когда вырастут изумрудные травы, когда потекут бирюзовые реки, когда черные войска встанут у горизонта, когда будут спрашивать, кому ты верен и во что ты веришь, когда золотые браслеты женщин и серебряные кольца мужчин продадут и переплавят, потому что нужны будут последние деньги, когда приблизятся саваны и закат растечется пенкой клубничного варенья, тогда ты и покажешь свою доблесть, свой праведный гнев, свою честность – все то, что кормится искренностью.

Но нет, не сейчас.

Сейчас мы ждем. Мы не уверены в себе; мы не знаем, что будет; мы не знаем даже то, что ничего не знаем. Мы не знаем, уготовано ли нам что-то, страдаем от неврозов и патологий психики; мы не знаем, на самом деле, настоящие ли мы и что мы будем делать, когда вырастут эти изумрудные былинные травы. Поэтому, заглушая комплексы, к счастью, не алкоголем, но разговорами, мы говорим – говорим пылко и пламенно, не отягощая уставший разум сравнениями с настоящим. Кыяс для ученых, ага. Но я родом из того времени, когда каждый ребенок знал, что сила, брат, в ньютонах, а за базар надо отвечать. «Не болтай!» – говорила работница в косынке, грозно глядя поверх меня с советского плаката. Я б, конечно, этот плакат сейчас как-нибудь яростно уничтожила, но все равно – не болтай!

Многословие из-за самовлюбленного невежества – это такой отдельный жанр, достойный интермедии. Например, рассказы женщин о том, как они растят детей. Я слышу несмолкающий гул любящих и любимых матерей, и они всем довольны. Иногда страдают, конечно, но все очень сносно. «Материнство так прекрасно и благородно, я кормлю ребенка своим молоком и учу его арабскому с колыбели». Японские методики развития левого полушария, педагогический прикорм или украшенный петрушкой вишисуаз. Дорогой погружной миксер и безлимитный интернет для поиска рецептов входят в базовую комплектацию ребенка. О, я там была, я, кажется, вернулась, и я смотрю с ужасом вокруг себя. Альфа-родительство уходит в народ, наравне с доктором Комаровским. Мусульманки, прищуриваясь, с видом знатоков говорят о материнстве, а самым старшим из их многочисленных детей нет еще десяти. Молчите, молчите, молчите о своем материнстве, о своей роли, об опыте выращивания детей в средней полосе на подоконнике. Ничего-то мы не знаем, пока нашим детям не исполнится, ну, в общем, не знаю, сколько. Мы ничего не знаем, а так просто говорим о том, как быть прекрасной матерью. Насколько мы были прекрасны, есть ли у наших детей неправильные установки и как им помогло чтение сказок на ночь, мы не узнаем, пока живы. Тонкие связи между событиями нам неведомы, и, может быть, все усилия по-настоящему заботливых мам со слингами окажутся бесплодны, а может, они принесут плоды, а может, вы столкнетесь с настоящими трудностями, когда ребенку будет семь, или десять, или сорок один. Мы ничего не понимаем толком, и пожалуй, стоит усвоить хотя бы этот печальный факт. Меньше слов. Про воспитание детей – это вообще такой нейтральный пример, почти писк плюшевых кроликов. Нередко от разговоров о религии разит такого же рода самодовольством, особенно если это диалог с заблудшими. У спора же давно нет благородной цели найти истину, у нас малоосмысленное перебрасывание мячика. Лучше молчать.

А есть многословие от неуверенности, что ли. «Сейчас такое страшное время, лучше жить вдали от людей, это так правильно и ближе к богобоязненности, но вот пока нужно оставаться тут». «Но» – такой хитрый союз. Если вы говорите: «Я поддерживаю вторую поправку к Конституции, но…» – вы не поддерживаете вторую поправку: все, что сказано перед «но», как бы и не считается. Нет, я вот горячо за идею уйти в горы и жить в уединении, конечно… Просто я так часто слышу, как ее сочетают с союзом «но». Если б не синтаксис, я б удивлялась, кто все эти люди, почему я с ними еще говорю, а они еще не в горах, благо, есть все: от Аргентины до, простите, Крыма. Меньше слов.

Люди говорят, говорят, говорят. И я ведь не про то, что слова с делами расходятся, нет. Я про пламенный слог, про излишнюю уверенность в своих знаниях. И еще про какое-то общее ощущение, что живешь понарошку. Вот наступит переломный момент, жизненный кризис, вот выйдем из зоны комфорта, вот дочитаем эту книгу, вот куплю красный порше, вот закончу ребенка кормить, вот придет имам Махди через год. А что, если нет? Или – еще более страшно – а что, если да, только вот в тебе ничегошеньки не поменяется в этот знаменательный миг?

Меньше слов. Нет никакого такого будущего, где ты проявишь те качества, которых в тебе нет. Ты уже живешь, у тебя уже родовая травма и наверняка лет двадцать минимум уже за спиной. Да мы уже больше тысячелетия вне зоны комфорта, пора б перестать мечтать из нее выйти, вот бы войти и хоть разок взглянуть, как оно там.

А живем мы здесь и сейчас. И это совершенно прекрасное время в том плане, что, находясь в нем, можно осознать себя и свои качества, как и при любых других обстоятельствах. Может быть, очищение сердца после принятия Ислама продолжается тем, что ты понимаешь, насколько реальна и осязаема жизнь, которую ты живешь. Очень и очень важно понять, что воплотить все те идеалы, о которых мы читаем, изучая Сунну, возможно прямо сейчас. Не надо ничего ждать, не надо много говорить о неизвестном будущем. Все экзистенциально значимые ценности живы и сейчас, мы не ждем реаниматолога.

Да, ты уже мусульманин. Ты уже один – в диалоге со своим Господом. Ты уже чуждый в этом мире. Ты уже ежедневно принимаешь решения – в пользу Шариата или наоборот. Все скандалы из-за разного устройства психики, все горячие речи про будущее без основы, все полупритворные сравнения наших современников со сподвижниками (мы не такие, мы так не можем, у нас вот колбаски привезли и жизнь какая-то не очень настоящая) – все это записывается в реальном времени, двадцать четыре часа в сутки. Меньше слов.

В нашей мирской жизни все имеет смысл. Мы сохраняем дружбу и растим детей, мы практикуем религию и пытаемся понимать Писание, ниспосланное всему человечеству, а значит, и нам; мы проходим через вполне реальные испытания – и иногда получается так, что даже заварить чай – акт героизма. Смотрите по сторонам, узнавайте себя, цените в других те душевные качества, которые мы воспевали бы восторженней, если бы не наблюдали их сами. Но не пропускайте это, живите сейчас. И тогда закат растечется пенкой клубничного варенья, вырастут изумрудные травы и потекут бирюзовые реки – прямо на ваших глазах.

Малика Умм Яхья

1262
Теги:

Последние статьи
09.11.2017
Подробнее
03.09.2017
Подробнее
27.08.2017
Подробнее
© 2017 Ан-Ниса. Все права защищены. При использовании материалов ссылка на сайт annisa-today.ru обязательна.