Мусульмане и русский язык (Заметки о «мусульманском русском») - Ан-Ниса - Мусульманский женский портал

Мусульмане и русский язык (Заметки о «мусульманском русском»)

Ученые по языкознанию (лингвисты, филологи) скажут, что у каждой субкультуры (группы людей, объединенных каким-то общим признаком – занятием, возрастом, мировоззрением) есть свой особый язык (или особенное использование русских слов). К примеру, есть язык моряков или поваров, инженеров и шоферов, молодежный жаргон, который имеет свои особые слова или несколько специфически использует обычные слова из русского языка. В этом не является исключением и язык российских мусульман, о котором бы хотела поговорить. Все сказанное дальше – не обязательно критика, просто желание разобраться, так что пусть никто не обижается.

«БаракАллаху фикум, ухтишки и ахишки»

Здесь речь пойдет об употреблении арабских терминов в русском языке.

Часто это искажение арабских терминов в соответствии с правилами русского языка – отсюда возникают «ахышки» и «ухтишки», «адабность»  и «безадабный», «хиджабистая» и «никабистая» («ухтишка»), «джамаатовский» или «тарикатовский» (соответственно, «ахи»), «бидаатчики» и «дааватчики», «иманистый» брат и т.д…

Понятно, что это процесс довольно естественный для языка – вместе с появлением какого-то заимствованного явления в языке появляется и обозначение этого явления (какое-то иностранное слово). Ислам пришел к нам с арабского Востока – Всевышний обратился к Пророку (мир ему и благословение) именно на арабском языке — поэтому для обозначения разных явлений и понятий вполне естественно использовать арабские слова. Но, как и во всем остальном, здесь важно знать меру и не перебарщивать.

Естественно, общаясь с единоверцами говорить про даават, ният, руку и саджда, вуду и тахарат, истигфар и джума, махр и никях, джамаат и шариат. Но часто бывает, что люди вставляют в русский язык арабские термины не по делу, хотя в данном случае вполне спокойно можно обойтись русским словом.

Особенно это важно, когда мусульманин общается с несоблюдающим единоверцем (или немусульманином): лучше сказать не «у меня есть ният сделать вам даават», а «мне хотелось бы поговорить с вами о религии»; сказать не «наши улема» — а «наши ученые», не «фитна», а «смута».

Также дело обстоит и с поминанием Аллаха. Известно, в частом поминании Аллаха содержится баракат, поэтому хорошо, если мусульманин вспоминает Аллаха в разных жизненных ситуациях словами «СубханаАллах!» (обычно при удивлении),  «АльхамдулиЛЛях!» (при радости), «Ин ша Аллах» (когда обещает что-то сделать), «АстагфируЛлах» (когда видит что-то плохое, неправильное). Но нужно понимать, что эти прекрасные выражения будут непонятны несведущим в религии собеседникам, поэтому их лучше также  переводить на русский язык, говоря «Слава Богу» (вместо «АльхамдулиЛлях») или «если Бог даст» вместо «Инша Аллах».

Помню по своему опыту – когда я начинала общаться с мусульманами, естественно, подобных слов я не знала, а мне их никто перевести не потрудился. Поэтому об их смысле приходилось догадываться по контексту, но в этом случае бывали и промахи. К примеру, выражение «астагфируллах» обычно употребляли, сталкиваясь с чем-то неприятным или неправильным – «астагфируллах, как же ты мог такое сказать?» Я поначалу решила, что это какое-то проклятие или ругательство, раз употребляется в негативном значении.

Что еще кажется не совсем правильным: Если человек употребляет арабское слово во множественном числе, стоит ли его еще раз ставить во множественное число по-русски? Так появляются «туллабы» (мн. число от «талиб» — ученик, студент), «асхабы» — от «сахаб», сподвижник, «ихватуны» от «ах», брат.

Кстати, странная ситуация сложилась с арабским выражениями благодарности или пожелания блага «баракаллахуфикум» — «благослови вас Аллах». Есть некоторые субъекты, которые норовят употреблять его совершенно не по смыслу, как слово-паразит (вместо «типа того», «это самое», «так сказать») —

«Однажды у нашего шейха спросили, баракаллахуфикум, что сказано в Коране, баракуфикум», о том-то и о том-то, баракуфикум».

Автор  статьи на подобную тему приводит – до какого абсурда можно дойти, если переборщить с употреблением арабских слов:

Спрашиваешь у одного такого мусульманина адрес библиотеки.
«… Вот, брат, выходишь отсюда, баракаллахуфикум, и идешь прямо по тарику фисабилиллях, доходишь до первого бейта, где продается нижнее белье для ухтишек, аузубиллях. Амма баад поверни направо и иди по узкому тарику, баракаллахуфикум. Амма баад ты увидишь несколько бабов, иншаллах. Ты, баракаллаху фикум, в самый левый баб заходи. И альхамдулиллях! Там требуй знаний, брат!..»

Кстати, надо иметь в виду, что некоторым мусульманам старшего возраста может быть неприятно обращение «брат», «сестра», им это кажется излишней фамильярностью (тем более что слово «брат» напоминает обращение, принятое среди уголовников — «братва», «братки»). Все-таки такое обращение лучше всего употреблять среди людей примерно одного возраста. Когда молодой парень обращается  так к человеку вдвое его старше, да еще и на «ты» (хотя русский или какой-то еще язык российских мусульман, в отличие от арабского, вполне себе предусматривает обращение к одному человеку на «вы»), это уже неприятно. Все-таки уважение к старшему и возрастную дистанцию еще никто не отменял.

«Мы делаем дагват, альхIамдулиЛляh!»

Речь пойдет о некой путанице или разноголосице в написании арабских терминов. Вроде бы понятно, что русский язык – не арабский, поэтому  всех особенностей произношения в русском написании арабских терминов не передашь.  Так что если человек знаком с правилами арабского чтения и произношения, он эти слова и так прочтет правильно, как бы они не были бы написаны, а если он арабских букв и звуков не знает, ему эти значки не помогут, он все равно не знает, как их произнести.

Но некоторые идут на разные хитрости, чтобы эти нюансы арабского произношения передать.

Здесь и написание латинской h вместо русской Х в слове Аллах,  и подчеркивание букв (к примеру К, чтобы показать разницу между арабскими буквами “каф” и “кяф”).

И написание твердых или мягких знаков или еще каких-то значков (отсюда такие транслитерации вроде “Аллагьу акъбар», «БисмиЛлагьи ллази ла илагьа илла гьува РрахIману РрахIим, Аллагьумма азгьиб гIаннил гъамма вал хIузна”) – честно говоря, до сих пор не очень понимаю, что означают эти значки, I, ъ, ь, и каким арабским буквам они соответствуют.

И апострофы, которые любят выставлять, чтобы показать арабскую гортанную букву «айн» — как в словах джама’ат, шари’ат, джум’а. Все было бы не так страшно, если бы такой же апостроф не ставили при обозначении знака «хамза» — как в слове Кур’ан. Получается путаница.

Не говоря о том, что разноязычные народы России произносят арабские термины каждый по-своему, в соответствии со своим произношением – «Эссэлему галейкум», «дога», «дагват», это также создает путаницу.

Думается мне, что надо бы договориться о каком-то единообразии в этом вопросе — к примеру, раз уж прижилось у нас написание Коран, а не Куран и не Кур’ан, шариат, а не шари’ат.

«Вельми понеже… весьма вами благодарен!»

О чем тут речь – о, скажем так, архаизации религиозного стиля. Так уж сложилось, что язык религиозный был в России церковнославянским языком, который несколько отставал от  русского литературного или разговорного языка, а через какое-то время вообще стал отдельным языком. Поэтому авторы, пишущие о религии, также изъяснялись на несколько устаревшем языке.

Российские мусульмане подхватили эту эстафету, также активно внедряя устаревшие обороты  в свой язык. Сюда можно отнести употребление слова «ибо» вместо «потому что»; «сие» вместо «это»; «ныне» вместо «теперь», «сейчас»;  и активное употребление слова «поистине» или «воистину» — вполне нормальное для арабского языка, но которое на русском звучит как-то очень «церковно», в обычной речи мы его не употребляем.

Или употребление более устаревших вариантов каких-то слов — «деяние» вместо «дело»; «уповать» вместо «полагаться», «надеяться»; «даровать», «даруй» вместо «давать», «дай». И т.д. и т.п.

И специфическое построение предложений – следуя арабской грамматике – когда глагол ставится на первое место в предложении («был спрошен шейх такой-то» или «спросили шейха» или «и сказал шейх») – такое построение предложений также было характерно для церковной речи (где оно видимо, являлось калькой с древнееврейского языка, для которого характерны те же особенности).

Не берусь рассуждать об уместности/неуместности подобного стиля, но все-таки, по моему скромному мнению, при переводах арабских текстов следует строить предложения в соответствии с правилами русского языка.

Сюда же можно отнести заимствование христианских религиозных терминов – когда вместо слова «закон» или «порядок» употребляют христианский термин «канон» — «по канонам Ислама», «по канонам шариата». Или называют имамов мечетей «священнослужителями» или «духовенством» — все-таки в Исламе роль религиозных лидеров, руководителей общины несколько иная, чем в христианстве, так что такие наименования вряд ли правомочны.

«Читать», «делать» или «совершать»?

Как-то сестра из Дагестана написала мне, что татарские мусульмане сделали ей замечание за то, что у нее в статье было написано «делать намаз» (а не «читать» или «совершать» как мы привыкли говорить).

Так уж сложилось, что в языке мусульманских народов сложилась своя традиция употребления, прежде всего, глаголов (или иных частей речи) с арабскими терминами

К примеру, в Дагестане намаз «делают», а татары (и вслед за ними и русские) его «читают» или «совершают» (а на арабском вообще «выстаивают», насколько я понимаю). Мы в Центральной России говорим «заключить никях» или «прочитать никях», а в Дагестане скажут «поставить махар» (махр – это свадебный подарок невесте по шариату). Мы скажем «богослужение», а в Дагестане скажут «верослужение».

Кстати, до сих пор не знаю, почему дуа – молитву по-арабски (именно в смысле личного обращения к Аллаху) нужно «делать» (а не читать к примеру)?

Вряд ли тут можно сказать, что кто-то прав, а кто-то не прав, и настаивать на своем варианте. Это особенности языка.

«Я им говорю: «Не ложьте зеркало в парту!» А они все ложат и ложат»

Тут уже придется выразить недовольство плохим знанием русского языка, разумеется, это касается материалов, выставленных на общее обозрение — страниц в соцсетях, сайтов, видеороликов, картинок, фотографий. Ведь нас читают и немусульмане, зачем создавать у них впечатление о мусульманах, как о неграмотных людях? Недостаточная грамотность, вообще, к сожалению, характерна для современной молодежи.

Понятно, что для большинства российских мусульман русский язык не родной, но все-таки, братья  и сестры, раз уж вы пишете по-русски, то давайте стараться писать правильно. Слава Аллаху, у нас для этого сейчас достаточно возможностей – есть текстовые редакторы (типа Ворд), которые исправляют ошибки, в Интернете достаточно словарей и сайтов, где можно уточнить правильное написание какого-то слова. В конце концов, попросите кого-то более грамотного проверить ваши ошибки.

Особенно это бросается в глаза при создании рисунков, демотиваторов, видеороликов. Вот сделали люди красивый ролик на исламскую тему – нашиды, заставки, картинки. Но в титрах у них стоит ошибка на ошибке – и это распространяется сотнями и тысячами просмотров через интернет.

Прежде всего, обращает внимание (уже просто-таки режет глаза) вот такое странное обращение «Братья и сЁстрА». Да, действительно некоторые слова в русском языке образуют множественное число с окончанием на –а:  «дома», «глаза».

Но множественное число от слова «сестра» все-таки будет сестрЫ. Иначе получается, что вы обращаетесь ко многим братьям и какой-то одной, особой (видимо, знакомой вам или особо любимой вами) сестре.

Остальных ошибок не буду касаться – они чрезвычайно разнообразны. И неправильное написание частицы «не» — отдельно, когда нужно вместе (или наоборот) – отсюда такие странные фразы «ни чего у тебя не выйдет», «ни кто ко мне не пришел» (хотя местоимения никто или ничего пишутся с НЕ слитно в большинстве случаев).

И путаница с глаголами «класть» и «положить», когда пишут что-то вроде: «в этот суп я ложу две морковки и три картофелины», «а ты, сестра, сколько ложек сахара в компот ложишь?» Глагол «положить» не имеет несовершенной формы (которая отвечает на вопрос «что делать?»), поэтому если мы что-то делаем – то мы кладем, если уже сделали – то положили. Морковки в суп и сахар в компот мы кладем, а отнюдь не ложим.

И незнание – когда нужно поставить в прилагательном или причастии одну букву Н, а когда две – отсюда такое написание типа «учеННый», «ранеННый», «морожеННое». Особенно жалко бедных «учеННых» — пожалуйста, запомните: отглагольные причастия пишутся с удвоенной Н только если в слове есть приставка:  «ученый», но «наученный» (или «заученный»), «раненый» — но «израненный».

И ошибки, связанные с особенностями национальной грамматики или произношения (о которых, наверное, вообще можно отдельную книгу написать). Особенно бросается в глаза написание буквы Ы с шипящими – когда тюркоязычные народы перевели на кириллицу, им почему-то разрешили  писать Ы с буквой Ш, а в русском языке этого категорически нельзя (хотя, видимо, тоже когда-то было можно): отсюда такое написание женских имен как «у Аишы», «у Хадиджы».

В заключение, еще раз повторю: статья эта была написана тоже не с целью посмеяться над кем-то. Это просто заметки об особом языке российских мусульман. Единственно, чего хочется пожелать российским мусульманам – быть более грамотными и образованными людьми.

 Муслима (Анна) Кобулова

3391

Последние статьи
15.10.2017
Подробнее
11.10.2017
Подробнее
15.09.2017
Подробнее
© 2017 Ан-Ниса. Все права защищены. При использовании материалов ссылка на сайт annisa-today.ru обязательна.